Без шансов на помилование

Одна из главных тем российской прессы – отказ суда в условно-досрочном освобождении одному из фигурантов по делу ЮКОСа – Платону Лебедеву. Все газеты, которые пишут об этом, отмечают осуждение, которое высказал по этому поводу Совет по развитию гражданского общества и правам человека при президента России.

Президентский совет счел отказ “актом произвола”, а основания – “не только смехотворными, но и прямо издевательскими”.

“Вынесение решения, позорного для правоохранительных и судебных органов, подтверждает, что реальные тенденции правоприменительной практики свидетельствуют о недопустимых в демократическом обществе фактах массового издевательства по отношению к лицам, осужденным за экономические, то есть ненасильственные, преступления”, – говорится в заявлении, цитату из которого приводит газета “Коммерсант”.

“Судебный процесс в связи с ходатайством Платона Лебедева об УДО придал актуальность проблемам, связанным с условно-досрочным освобождением”, – отмечает “Независимая газета”.

“Судья Николай Распопов вынес решение об отказе в УДО Лебедеву, поскольку не нашел в нем “стремления к законопослушному поведению”, – пишет издание. – Сам сиделец еще во время рассмотрения его ходатайства заявил, что “играть в детский сад с администрациями колоний не намерен”. Он свидетельствовал, что сотрудники исправительных учреждений относятся к нему с неприязнью и предубеждением, учиняют провокации”.

“Есть всего два условия, или – иначе сказать – основания, для УДО, – комментирует на страницах “НГ” экс-директор НИИ ФСИН, ныне профессор МГУ Вячеслав Селиверстов. – Одно, формальное, – “истечение определенного срока наказания”. Второе, материальное, являет собой комплекс определенных достижений в степени исправления осужденного”.

“И если с формальным основанием обычно вопросов не возникает, потому что срок отбытия наказания легко посчитать, то с материальным основанием все сложнее. Как определить степень исправления заключенного?”, – задается вопросом “НГ”.

Как пояснил доктор юридических наук Юрий Голик, подача ходатайства об УДО не обязательно свидетельствует о раскаянии его подавшего. В форме прошения есть такой пункт, но это не означает, что если осужденный не признает своей вины, то суд вправе ему отказать в УДО.

“Ни в каких статьях УИК не прописано, что заключенный должен испытывать раскаяние в содеянном”, – отмечает “НГ”.

“Получается, – делает вывод “Независимая”, – что положительный исход по УДО, как и раньше, зависит не от того, насколько примерно вел себя заключенный, а от того, насколько благосклонно к нему руководство исправительного учреждения”.

“Увы, положение судьи Распопова было безнадежным с того момента, как ему выпало решать вопрос лебедевского УДО, v– пишет по этому поводу деловой ежедневник “Ведомости”. – О какой гуманности тут можно вести речь? Как определить, достаточно ли наказан арестант, который, по общему убеждению, сидит в тюрьме не за то, что написано в приговоре? Как оценить его общественную опасность?”

“Судья Распопов вслед за остальными невольными участниками дела ЮКОСа угодил в не им подстроенную ловушку. Его задачей было всего лишь, опираясь на представленные свидетельства, вынести решение по УДО – не по существу дела. А в итоге суд в Вельске стал миниатюрной копией последнего процесса над Ходорковским и Лебедевым в Хамовническом суде”, – пишет газета.

4 Responses to “Без шансов на помилование”

Leave a Reply

 

Рубрики
Июнь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Архивы
Advertisement
ВСЕ НАШИ СЕТИ
Загрузка карусели...
Login
Яндекс.Метрика

Подпишись на обновление сайта! Получай новые статьи на почту: